Nothing to show. You must configure the data source of the widget.

Сергей Эстрин: «Я слышал, что после моих выставок люди начинают рисовать»

fQ66y7O8M2k.jpgНа днях в галерее А3 открылась выставка «Код Эстрина». Представляем интервью с ее куратором Анастасией Докучаевой и автором представленных на выставке графических работ, архитектором и художником Сергеем Эстриным.

Новая выставка как-то связана с предыдущей, прошлогодней? Выстраиваете ли Вы свои выставки графики в какой-то ряд, или они формируются спонтанно?

Сергей Эстрин:

Прошлогодняя выставка практически никак не связана с настоящей. Тогда я отнесся к этому событию довольно легкомысленно. В итоге экспозицию составили работы, которые просто оказались под рукой. В этот раз я подходил к выставке гораздо серьезнее: пригласил куратора Анастасию Докучаеву, с которой мы детально продумали концепцию и структуру выставки. Разница еще и в том, что в прошлом году я попытался рассказать о своем любимом хобби, потому что только так и относился к увлечению рисованием. Сегодня это стало для меня чем-то гораздо более значимым, поэтому и выставка приобрела иной масштаб.

T8Kwdpkw9ZU.jpgКроме выставок Вы были замечены как участник благотворительных аукционов – я говорю о недавнем аукционе «Архидар», где Ваши картины были очень успешно проданы. Как давно Вы принимаете участие в подобных акциях и почему?

Сергей Эстрин:

В этом благотворительном аукционе я участвовал впервые. Это был совершенно искренний порыв. Я просто откликнулся на просьбу организаторов, которые собирали средства на лечение детей с тяжелыми сердечными заболеваниями, и предоставил им свои работы. Я рад, что их удалось продать за хорошую цену и, надеюсь, что это действительно кому-то помогло.

Возвращаясь к выставке. Она носит название «Код Эстрина». Почему?

Анастасия Докучаева:

Хорошее название выставки всегда должно быть многозначным. Название «Код Эстрина» возникло не сразу, но мгновенно всем понравилось. У него множество значений, скрытых смыслов и трактовок. Можно считать, что это код доступа в творческую лабораторию Сергея Эстрина. При этом данный код нельзя взломать механически, здесь потребуется особое проникновение. Акцент сделан не на проектную деятельность, а на архитектурную графику, фантазии художника, которые вряд ли смогут когда-нибудь осуществиться. В связи с этим возникает масса ходов и связей, поясняющих, каким образом рождаются и выстраиваются архитектурные образы. В результате человек, пришедший на выставку, получает своего рода пропуск в интересный мир творчества и профессиональной деятельности настоящего архитектора. «Код Эстрина» – это пароль и к самому автору – не только как к профессионалу, но и как к человеку.

Сергей Эстрин:

Лично мне всегда была очень интересна творческая жизнь моих коллег, всегда хотелось понять и увидеть, как они работают, проектируют, общаются с клиентами. Как правило, все это остается в тени. Я же этой выставкой постарался приоткрыть завесу, предположив, что моя творческая жизнь также может быть кому-то интересна.

Работы каких лет будут представлены в рамках экспозиции? Или их объединяет не время написания, а нечто другое?
 
Анастасия Докучаева:

Мы не выстраивали картины по хронологии, на выставке будут представлены работы разных периодов. Будут и самые ранние произведения времен 1991 года, и созданные совсем недавно. Но большая часть экспонирующихся работ была написана в последние 4–5 лет. Экспозиция включает несколько разделов, которые объединены в некие смысловые группы. Например, будет линия, связанная с футуристическими и авангардными экспериментами Сергея Эстрина. Группа картин, опирающихся на живые впечатления. У Сергея огромная вариативность стилей и архитектурных идей, поэтому мы попытались создать объемную и разностороннюю выставку.

Сергей Эстрин:

A6KoXCgEKns.jpgЯ бы сказал немного иначе. Мне выставка кажется вполне конкретной, представляющей зарисовки реальных зданий и пространств рядом с архитектурными фантазиями. На 90 процентов это будут фантазийные работы, в которых всегда есть эмоция – что, наверное, и вызывает интерес. А дальше можно уже проследить использование разных материалов, техник, инструментов. В рисунке, как и в архитектуре должна быть основная идея, и только потом работа с деталями: форма, свет, силуэт, фактура, подложка…

Как будет выстроено экспозиционное пространство?
 
Анастасия Докучаева:

Не буду целиком раскрывать тайну, но скажу, что, выстраивая экспозицию, мы очень не хотели потерять свободу, открытость галерейного пространства. Поэтому возник интересный контраст между музейно-аналитическим подходом и некоторыми антиклассическими приемами – почти наскальная графика, но созданная человеком с хорошим вкусом.

Сергей Эстрин:

Архитектор мыслит масштабно, оперируя крупными формами. Поэтому на выставке зритель увидит игру масштабов с явно очерченным направлением движения и угадываемой, читаемой главной мыслью. Немалую роль сыграет и освещение.

 Помня вашу тягу к экспериментам и нетривиальным подходам к рисованию, хочется спросить – каких новшеств стоит ждать на этот раз?

Сергей Эстрин:

grvNAZzNiDY.jpgВ этот раз для новшеств осталось совсем мало места – слишком масштабной получилась выставка. Да и просто показывать фокусы ради зрелищности мне совсем не хотелось. Хотя эксперименты сами по себе из моей творческой жизни никуда не исчезли. К примеру, недавно я пробовал рисовать паяльником на кожаной обуви. Это было довольно интересно. От паяльника на коже остаются следы, похожие на резкие мазки краски. Конечно, это совсем другой жанр, не слишком подходящий для настоящей выставки. В рамках же экспозиции можно будет увидеть рисунки на стекле – то, чего не было в прошлый раз. Рисунок наносится с обратной стороны, и все слои прорисовываются в зеркальном отражении. Причем работать приходиться как «в обратной перемотке»: сначала рисуешь завершающие легкие штрихи, и только в конце – базу. Это не так просто, учитывая, что я всегда рисую без каких-либо предварительных эскизов. На мой взгляд, эскизы отнимают у картины жизнь, обводка и повторение делают карикатурной первоначальную искреннюю эмоцию. Когда я выступал в качестве члена жюри конкурса «Архиграфика», это очень бросалось в глаза. Было обидно, что хорошая работа, с правильной идеей и темой теряет свое качество, будучи обведенной по эскизу.

В последнее время у Вас, помимо архитектуры, стали появляться еще и карикатурные зарисовки, изображающие живое общение архитектора с заказчиком. Будут ли эти карикатуры представлены на выставке?

Анастасия Докучаева:

Я думаю, что это могло бы стать темой для отдельной выставки. Сейчас нам хотелось заострить внимание все-таки на архитектурных сюжетах, которым посвящена большая часть работ Сергея Эстрина. Однако, несколько картин – не вполне карикатурных, но близких к этому – мы покажем исключительно, чтобы порадовать зрителей.

Помимо собственно рисунков, отдельная часть выставки посвящена архитектурным проектам мастерской. По какому принципу выстраивалась эта экспозиция? Как отбирались работы?
 
Сергей Эстрин:

Архитектурная часть будет представлена не конкретно проектами, а лишь эскизами к ним. Мы сознательно не переходим на архитектуру, не выстраиваем цепочку развития проекта от первого наброска к построенному зданию. Однако внимательный зритель сможет попытаться угадать в представленных кальках некоторые готовые работы.

Анастасия Докучаева:

Мне как искусствоведу было очень интересно посмотреть самой и показать зрителю, как возникают и развиваются экспериментальные графические произведения. Это сложный путь, это целый мир идей, которые часто остаются только красивыми и фантастическими абстракциями, а иногда перерождаются в реальные постройки.

 Как взаимосвязаны архитектура и графика? Помогает ли Вам такое мастерское владение графическими средствами в архитектурной деятельности, в общении с заказчиком?

Сергей Эстрин:

В общении с заказчиком это очень помогает. Рисуя архитектуру, придумывая ее прямо у него на глазах, можно добиться мгновенного эффекта. Если архитектор владеет такими навыками, ему легче дается и процесс проектирования, придумывания архитектуры. Здание можно покрутить на бумаге, посмотреть на него с самых разных ракурсов, почувствовать каждую его линию, каждую деталь. Этого невозможно добиться, используя только компьютер. К тому же, рисуя, архитектор не привязан и не зависим от визуализаторов и времени, которое им потребуется на выстраивание модели. Я могу сразу нарисовать архитектуру, показать ее клиенту и добиться, чтобы она была реализована в том виде, в котором была задумана. Этого я добиваюсь и от своих сотрудников.

А ваши сотрудники тоже рисуют архитектуру?

Сергей Эстрин:

qEjmLHwKib0.jpgИз новых сотрудников мастерской мало кто рисует, большинство не умеет рисовать и не понимает, зачем это нужно. И, конечно, меня это огорчает. Хотя при приеме на работу умение рисовать не является определяющим фактором. Это скорее приятный бонус. Я искренне радуюсь, если вижу, что мои сотрудники владеют определенным языком, который позволяет им получать информацию и доносить свои мысли без искажений. Просто посмотреть аналоги в интернете и сделать массу закладок в браузере – не самый эффективный метод проектирования. Рисование – это другой уровень восприятия информации, позволяющий запоминать детали и сюжеты несравнимо лучше и правильнее. Этот метод учит выделять главное. Буквально в ближайшее время я буду читать лекцию под названием «В моде». Там я хочу поговорить как раз на эту тему.

Насколько, по-вашему, важно, чтобы хороший архитектор был еще и очень талантливым художником? Может ли одно существовать без другого?

Сергей Эстрин:

Вся история архитектуры показывает, что архитектору не обязательно быть художником. Он совершенно спокойно может обходиться без этого навыка. Талантливых художников среди архитекторов очень немного, их почти нет. Дело в том, что это две разные профессии. Однако успешно работать без умения выразить свою мысль очень трудно. Взять хотя бы Максимилиано Фуксаса. Абсолютно все публикации его работ сопровождаются авторским эскизом, который не дотягивает до уровня художника, но являет собой пример потрясающей архитектурной графики. В каждом его эскизе сразу видна идея. Архитектурным рисунком он задает направление всему проекту. Я думаю, что это принципиальная позиция Фуксаса и его подход к проектированию, который мне очень близок. Можно, конечно, обойтись и без эскизов – существуют разные методы. К примеру, в период обучения в МАРХИ у Владимира Кубасова, который потрясающе рисовал, я полагал, что иначе подходить к архитектуре нельзя. Однако по окончании вуза я стал работать у Андрея Меерсона, человека с великолепным и нестандартным мышлением, которого я при этом ни разу не видел с карандашом. И это не мешало ему быть успешным архитектором.

А как давно Вы рисуете? С чего началось это увлечение?

Сергей Эстрин:

Я рисовал с раннего детства как и все дети. Основам рисования учился в Доме пионеров, затем очень много и упорно рисовал, готовясь к поступлению в институт. А по окончании МАРХИ я благополучно оставил это увлечение и всю жизнь занимался исключительно архитектурной практикой, используя ранее приобретенные навыки в профессиональных целях. Рисовать ради рисования я начал, наверное, только в последние годы, и за это короткое время мое увлечение приобрело серьезные масштабы.

Анастасия Докучаева:

Сейчас вообще наблюдается определенный возврат интереса к графике и к современному искусству в целом. В 1970–1980-е годы графика считалась элитарным искусством, недоступным большинству. С приходом девяностых все стены были разрушены. Современное искусство стало набирать вес и значимость. Сегодня появляется очень много молодых художников, работающих в данном направлении. Это общемировая тенденция.

Вы упомянули, что не раз выступали членом экспертного совета конкурса «АрхиГрафика». Скажите, что для Вас самое важное в оценке того или иного произведения – нестандартная техника, особое владение инструментами, актуальность темы, может быть, вдохновение?

Сергей Эстрин:

Я обращал внимание на понятные мне работы, глядя на которые становится очевидным, для чего они были созданы. В картинах всегда должно быть направление мысли и интересные способы ее выражения. Если это есть, картина прекрасна. Оценивая конкурсные работы, я увидел, что талантливых людей у нас в стране огромное количество. И даже среди большого числа неуверенных, ученических работ, можно было выделить по-настоящему одаренных ребят, которые рано или поздно добьются успеха. Повторюсь, что самое главное для меня в оценке произведения – это его эмоциональность. Я не люблю и не принимаю «девичьи» работы – аккуратно прорисованные, но бездушные.
 
В своих работах вы тоже стараетесь отвечать означенным требованиям?

Сергей Эстрин:

Конечно. В своих собственных работах мне тоже важна эмоция. Хотя, рисуя пространство, добиться эмоциональности весьма сложно. Архитектура сама по себе довольно сдержанна. В этом смысле очень хороши тюрьмы итальянского гравера Джованни Пиранези. Здесь нужно уметь вовремя остановиться, чтобы твоя эмоциональность не лишила картину осмысленности.

Выставка открывается уже сегодня. Почему, на ваш взгляд, ее непременно стоит посетить?

Анастасия Докучаева:

Выставки графики, а тем более архитектурной, случаются крайне редко. Поэтому настоящую выставку можно рассматривать как крупное событие, которое нельзя пропустить. Выставка рассчитана на самую разную аудиторию, каждый найдет для себя что-то новое, удивительное и запоминающееся.
 
Сергей Эстрин:

Мне кажется, что данная экспозиция интересна прежде всего тем, что она предлагает огромное разнообразие технических решений, оставаясь при этом внутри одной главной темы – архитектуры. Кроме того, я не раз слышал, что после моих лекций и выставок люди волей-неволей сами начинают рисовать – даже те, кто этого делать совсем не умеет. Я надеюсь, что и в этот раз мои работы смогут подтолкнуть посетителей к занятиям рисованием. Наверное, ради этого все и затевалось.

Источник:

http://archi.ru/