Nothing to show. You must configure the data source of the widget.

Величайшее нереализованное

qe4djPK2i4g.jpgЛуис Кан, автор проекта Синагоги «Хурва», умер всего за несколько недель до очередной поездки в Иерусалим для обсуждения своего проекта реконструкции синагоги "Хурва" в еврейском квартале Старого Города.

Многие эксперты считают этот проект величайшим нереализованным произведением 20 века.

Справка:

Автор / архитектор: Луис Исраэль Кан / Louis I. Kahn

Дата постройки: 1967-74 (проект)

Место нахождения: Иерусалим, Израиль / Jerusalem, Israel

Точный адрес: Ha-Yehudim St, Jerusalem, Israel

Здание синагоги было построено в начале 18 века последователями Иегуды Хасида. В 1721 году оно было разрушено мусульманами и находилось в руинах более 140 лет, поэтому приобрело название "Хурва" (ивр. "руины"). В 1856 году османский султан дал разрешение на восстановление синагоги по проекту своего придворного архитектора Асада Эффенди. Строительством руководили британский меценат сэр Мозес Монтефиоре и раввин Шломо Залман Зореф, который был убит еще до начала строительства.

В 1864 году синагога все же была восстановлена и оставалась главной синагогой ашкеназов Иерусалима до разрушения её силами Арабского легиона в 1948 году. После Шестидневной Войны 1967 года, в результате которой Израиль получил восточную часть Иерусалима, снова возникла идея по восстановлению и заселению разрушенного еврейского квартала и реконструкции синагоги. Компанию по восстановлению "Хурва" возглавил праправнук Шломо Залмана Зорефа, известный адвокат, Яков Саломон. Он обратился к молодому тогда израильскому архитектору Раме Карми с просьбой разработать план строительства новой синагоги на ее прежнем месте. Карми от предложения отказался и рекомендовал пригласить для этой цели Луиса Кана - известного еврейского американского архитектора эстонского происхождения.

pRCpmhuLJBI.jpgЛуис Кан дал согласие на просьбу Саломона и вскоре приехал в Израиль для изучения места предполагаемого строительства. Архитектор настоял на походе в Иудейскую пустыню, так как хотел пережить опыт древних евреев, "которые пришли на эту землю, после 40 лет в пустыне". Так его группа посетила два отдаленных монастыря: Монастырь Святого Георгия в Вади Кельт и Мар Саба в долине Кидрон. По словам сестры Рамы Карми, Ады Карми-Меламид, когда Кан вышел из Мар Саба, он был под таким впечатлением, что "говорил, не останавливаясь, 12 часов".

Для Кана это была прекрасная возможность построить великий еврейский памятник в центре еврейского государства. Архитектор осознавал огромную ответственность этой задачи. В письме заказчикам в 1969 году он писал, что сильно взволнован тем фактом, что должен выразить дух истории и религии Иерусалима, что ощущает "вдохновение, которого он не чувствовал раньше". По мнению исследователя Кенета Ларсона, "Хурва была для Кана первая и, пожалуй, единственная возможность построить в контекст древних руин".

Руины в жизни Луиса Кана занимали особое место, вдохновляли его работу. Карьера Кана расцветает после того, как он в 1950-51 провел несколько месяцев в Риме, где изучал древнюю архитектуру. Кан стремился воплотить в синагоге и других своих проектах силу и монументализм руин через простые геометрические формы. Благодаря такому подходу, позже исследователи будут сравнивать проект синагоги "Хурва" с сооружениями древних миров: с зиккуратами древней Месопотамии, египетским Храмом в Луксоре, постройками характерными для сефардских евреев из Центральной Азии.

История синагоги "Хурва" - это судьба руин, так как большую часть своей жизни здание было разрушено. Также как и реконструкция башен Всемирного Торгового Центра, проект восстановления синагоги поднимает вопрос о строительстве на территориях, которые в значительной степени определены историей своего уничтожения.

По замечанию Карми: "Мы должны помнить, что Луис Кан увидел еврейский квартал разрушенным. Ничего не было, были только следы". Поэтому Луис Кан в проекте синагоги создает руины, но не в буквальном смысле. Он демонстрирует специфический способ своего мышления: "В каждой вещи, что природа создает, она записывает, как это было сделано. Гора - это запись, как гора была сделана. Человек - это то, как человек был сделан". Руины для Кана приобретают определенный смысл записи, следа разрушения здания природой и историей. Архитектор стремится записать в архитектуре то, "как" она была сделана, здание для Кана изначально является руиной, человеческим следом.

За время между 1968 и 1973 годами Кан представил три варианта реконструкции. В каждом из них Кан предлагал строить новое здание не на месте старого, а рядом с ним; оставить развалины в качестве мемориального сада. Между синагогой и Стеной плача Кан хотел создать грандиозный променад "дорогу Пророков" ("the Route of the Prophets").

Размышляя о проекте синагоги, Кан делает свое знаменитое и загадочное замечание о руинах и свете: "Я думал о красоте руины… вещи, которая не живет после… так я думал обернуть руины вокруг здания, понять руины как оболочку здания… так, что вы можете смотреть сквозь стены будто бы случайно... я чувствовал, что это было ответом на проблему яркого, прямого света".

Так, по его мнению, синагога должна состоять из двух зданий: "наружное будет поглощать свет и тепло солнца, а внутреннее будет давать эффект отдельного, но связанного с внешним миром пространства". Наружная структура-оболочка оборачивает внутреннее здание. Она представляет собой 16 опор-пилонов высотой 12 метров из блоков иерусалимского камня. Внутренняя структура представляет собой четыре огромные колонны из железобетона и установленные на них перевернутые пирамиды, которые поддерживают крышу здания. Внутри колонн находятся ниши для индивидуальной молитвы или медитации. Таким образом, внешние пилоны функционируют как контейнер, а внутренние колонны как содержимое.

Проект синагоги "Хурва" так и не был реализован. Это произошло по стечению разных обстоятельств: политические причины, чиновничье бездействие, эстетическая робость. Искусствовед Михаил Левин из Израильского Технологического Института утверждает, что "проект был слишком радикален для правительственных чиновников, в результате чего мы пропустили один из великих шедевров 20-го века".

Мэр Иерусалима, Тедди Коллек, когда увидел масштабы задумки Кана, заявил: "Следует ли нам в еврейском квартале иметь здание, которое конкурирует с Мечетью и Гробом Господнем, должны ли мы строить здание, которое будет важнее Стены Плача?" Даже Яков Саломон, который работал над осуществлением проекта Кана до самой своей смерти в 1980 году, был обеспокоен: в 1968 году он писал Кану, что здание вышло "гораздо больше, чем я себе представлял".

Защитники проекта Луиса Кана считали, что Иерусалиму не была нужна еще одна синагога, там, где их и так слишком много. Они говорили, что городу необходимо здание для общественной активности. Знаменитый архитектор Моше Софди также поддерживал проект Кана. Он утверждал, что "абсурдно реконструировать Хурва как ни в чем не бывало. Если у нас есть желание восстановить синагогу, нужно иметь мужество позволить великому архитектору сделать это".

В 1977 году на месте разрушенной синагоги была возведена 16-метровая каменная арка, которая обозначала пространство, где когда-то находилась синагога "Хурва". А в 2000 году правительством был утверждён план строительства на этом месте новой синагоги, которая должна была стать копией здания 19 века. Новая синагога в неовизантийском стиле была открыта 15 марта 2010 года.

Источник:

http://www.architime.ru/