Июль 30, 2017

Росреестр обнулил стоимость земли?

in Новости России

by Остап Шор

Реновация и связанный с ним "равноценный обмен" квартир еще не начались, а вот игры с…
Август 15, 2017

Международный культурный форум

in Новости Ульяновска

by Остап Шор

14-15 сентября 2017 года в г. Ульяновске состоится VII Международный культурный форум «Культура и бизнес:…
Август 08, 2017

В 2017 году в Ульяновске будет отремонтировано 42 двора

in Новости Ульяновска

by Остап Шор

Планируется отремонтировать существующие проезды и тротуары, расширить проезжую часть и обустроить заездные карманы. Светильники будут…
Октябрь 13, 2017

Архитектор города покинул пост

in Новости Ульяновска

by Остап Шор

Глава администрации Ульяновска Алексей Гаев освободил от занимаемой должности главного архитектора Ульяновска Михаила Мишина. Претензии…

Парк в рамке города

Новый комплекс, строительство которого архитекторы АДМ недавно завершили на Ленинградском шоссе, тщательно, до мелочей обыгрывает свое пограничное положение между трассой и зеленым пространством у берега Москвы-реки.

Парк в рамке города
В 2009 году мы рассказывали о проекте этого многофункционального комплекса. Сейчас он построен, его можно мельком увидеть, пролетая по Ленинградке. Или даже рассмотреть из окна, выстаивая традиционную московскую пробку. Надо сказать, что участок, на котором расположен комплекс, для города нетипичен и даже редок. Чаще всего в нашем городе характеристика местоположения однозначна: оживленная улица, тихий центр или умеренно спокойная внутриквартальная территория. Но в данном случае к окружению применимы характеристики прямо противоположного свойства: он выходит на шумный Ленинградский проспект, но расположен в зеленой зоне, плюс к этому из него открывается невероятно редкий для Москвы вид на большую воду – на реку. 
Парк в рамке города

В этих обстоятельствах авторы проекта архитекторы Андрей Романов и Екатерина Кузнецова приняли естественное решение максимально отгородиться от проспекта и как можно полнее раскрыть пространство комплекса в сторону парка и пристани, тем более что весьма разнообразный по назначению набор объектов позволял это сделать. Комплекс состоит из двух гостиничных корпусов, одного офисного и одного жилого здания. Поскольку новое гостиничное здание будет занимать сетевой международный бренд Hilton, то к его корпусам с самого начала предъявлялись жесткие требования и нормы. В частности, здание должно быть простой формы с прямыми коридорами внутри. В результате основной гостиничный корпус разместился по красной линии проспекта, определяя собой границу квартала и изолируя его тем самым от городского шума, благодаря чему внутри возникло уютное тихое пространство, собственный мир. То, что главный фасад гостиницы обращен к городской магистрали, полностью оправданно также и с точки зрения правильного функционирования гостиницы – она «сигналит» о своем местонахождении и ее легко найти постояльцам. 
Парк в рамке города
Ограждая участок достаточно «жестким» фронтальным объемом, архитекторы постарались избавить его от монотонности, добавив разнообразия в деталях и пропорциях. Несколько ризалитов разной ширины, не подчиненные строгому ритмическому чередованию, складываются в абстрактную композицию, своего рода картину на фасаде. Ризалиты не только выступают из стены, они также немного выступают над верхней отметкой корпуса, что делает фасад подобным городской улице: как будто бы вереница домов меньшего масштаба нанизана на светлые на линии «силовых полей» некоей основы: впрочем, единство дизайн-кода превращает это подобие в мимолетное средство оживления композиции и дробления массы. Выступы чередуются: ризалиты, облицованные керамическими панелями цвета слоновой кости перемежаются с покрытыми коричнево-желтой горизонтальной штриховкой керамического багета, – тонкие щели между полосками делают поверхность проницаемой и легкой в противовес нейтральности плотного светлого фона. Впрочем, палевая часть фасадов тоже (под окнами и у лестничных клеток) прорезана полосками-«жабрами». Картина получается скорее графическая, как будто нарисованная пером и цветной тушью.
Парк в рамке города

Тем не менее фронтальный характер углового корпуса был для авторов важен, и его постарались сохранить: в частности, выступающий далеко вперед входной тамбур сделан целиком из стекла, прозрачен и почти не нарушает прямизны блока. 

Если граница квартала очерчена прямоугольными объемами, то внутри преобладает плавная кривизна двух зданий с овальными планами: это второй гостиничный корпус и жилой дом на четыре квартиры. Их объемы, поставленные друг к другу под прямым углом, контрастно сопоставлены: один из них распластанный, другой – вертикальный, но главный прием решения фасада у двух овальных здания общий: это сбитый ритм оконных проемов. Они то сгущаются, то становятся разреженными, то выстраиваются зигзагами, то меняют ширину, – имитируют движение, подхваченное выступами прозрачных балкончиков. Впрочем, разнообразие неизменно подчиненно логике и ритму: проемы строго вписаны в горизонтальные ленты, если ширина окон чередуется, то строго выдерживается одна вертикальная линия, – всякий раз обнаруживается точка отсчета, которая заключает свободу holland wall, помноженную на изменчивую кривизну овальной формы, в рассудочные рамки. Только вырастающие из земли высокие окна первых этажей позволяют себе менять высоту, но тоже – шаг за шагом. 

Еще одна особенность овальных корпусов – их несколько большая живописность: тяготение окон к вольной асимметрии подхвачено богатым спектром оттенков известняка, которым отделаны фасады. По контрасту с ровной палевой поверхностью керамики, которой отделаны фасады углового корпуса здесь каменные плиты намеренно разного тона, от светло-бежевого к почти коричневому, напоминают мазки плоской кисти; их нерегулярное «пиксельное» чередование созвучно танцу окон, но растет в противоположном направлении, от земли. К тому же вымостку двора архитекторы наделили почти таким же каменным рисунком, отчего парковые корпуса кажутся почти буквально вырастающими из земли, принадлежащими ей по фактуре и естественному, условно «нерукотворному» материалу. Так и было задумано: периметральные корпуса «городские», овальные – парковые. В присутствующей здесь игре свободы и логики, природы и геометрии, объема и живописности можно бы уловить намеки на усадебные павильоны романтизма или даже вспомнить о каменных романских башнях, выраставших из такой же каменной мостовой. Впрочем, эти далекие от гостиничного бизнеса ассоциации быстро развеивает влажный ветром с реки и привычный шум московского проспекта.

Внутренний двор комплекса предназначен, в числе прочего, для мероприятий под открытым небом – фуршетов и вечеринок. В его ландшафтном проекте, который также выполнен архитекторами АДМ (архитекторы бюро во многих своих проектах очень внимательны к благоустройству), снова возникает тема сочетания прямых и округлых линий и поверхностей. Зеленый насыпной холм разрезан ровными плоскостями, между которыми идет дорожка ко входу, а плоскости покрыты дощатым настилом; его можно использовать как подиум и амфитеатр – сидеть или даже лежать. Освещение двора также необычно: привычных фонарей нет, вместо них – светильники, встроенные в мощение и намечающие маршруты передвижения по двору. Архитекторы считают, что этого света будет вполне достаточно при постоянно освещенных холлах гостиницы, откуда через витражные окна свет будет попадать и во двор.

Помимо построенного на легком контрапункте образа и продуманного благоустройства здесь приятно удивляет качество осмысления и реализации разных архитектурных мелочей: продуманы узлы, стыковки, торцы, примыкание каменных подоконников к стене, окантовка стеклянных ограждений деревянными перилами и деревянная подкладка нижней части консолей с встроенными в нее лампами подсветки, – все то, что в практике дорогой европейской архитектуры существует в виде неизбежного фона, суммы необходимых, не обсуждаемых, а только оттачиваемых приемов и навыков, подобных ровной строчке дорогого пиджака. Возможно, что именно из-за этого ремесленного перфекционизма, – слово не должно никого обижать, потому что без понимания того факта, что архитектура это ремесло, требующее старания, она остается слишком уж бумажной, – так вот, возможно, что из-за этой тщательности и чистоты возникает то самое ощущение качественного и дорогого пространства, которое становится законченным, когда мы попадаем во двор, – ощущение, настолько противоположное извечной московской неряшливости, что просто удивительно.

Источник:  

http://archi.ru/