Июль 30, 2017

Росреестр обнулил стоимость земли?

in Новости России

by Остап Шор

Реновация и связанный с ним "равноценный обмен" квартир еще не начались, а вот игры с…
Август 15, 2017

Международный культурный форум

14-15 сентября 2017 года в г. Ульяновске состоится VII Международный культурный форум «Культура и бизнес:…
Август 08, 2017

В 2017 году в Ульяновске будет отремонтировано 42 двора

Планируется отремонтировать существующие проезды и тротуары, расширить проезжую часть и обустроить заездные карманы. Светильники будут…
Октябрь 13, 2017

Архитектор города покинул пост

Глава администрации Ульяновска Алексей Гаев освободил от занимаемой должности главного архитектора Ульяновска Михаила Мишина. Претензии…

Лучистая концепция новостроек в Москве

Лучистая концепцияОпираясь на ландшафтно-визуальное исследование, которое превратилось в самоценную часть концепции, архитекторам АБ «Остоженка» предложили сохранить 85% видов с набережной на Симонов монастырь.

Территория, о которой идет речь – немалая, около 64 гектаров, она вытянута с юга на север между плавно изогнутым берегом Москвы-реки и остатками Симонова монастыря, рядом с реконструируемым «полуостровом ЗИЛ». Диковатое полупромышленное место сохраняет любопытные памятники разного времени: начиная от восходящей к XIV веку церкви Рождества Богородицы в Старом Симонове и монастырских башен XVII века, из которых самая знаменитая, это, конечно, любимица экскурсоводов башня «Дуло» – до ДК ЗИЛ братьев Весниных (да-да, построенный когда-то на месте разрушенного монастыря, теперь он тоже важный памятник) и нефтяных цистерн Шухова, стоящих ближе к реке. В конце пятидесятых чуть севернее, по соседству построили футбольный стадион на 15 000 зрителей имени Э. Стрельцова. Сейчас здесь, сохранив стадион и памятники архитектуры, планируется построить жилой комплекс, над концепцией которого архитекторы бюро «Остоженка» проработали несколько лет, подкрепив свое предложение доскональным исследованием. Позднее на проект был проведен конкурс и по его результатам сейчас над проектом работает бюро «Цимайло, Ляшенко и партнеры». Между тем исследование, проведенное архитекторами «Остоженки», представляет интерес само по себе; именно о нём мы здесь и рассказываем.
 
Лучистая концепция
Первоначально архитекторы предложили классические, актуальные в наше время кварталы, вместившие все записанные в техническое задание триста тысяч квадратных метров. Но эксперты городских инстанций на основании данных ландшафтно-визуального анализа (ЛВА) потребовали снизить высоту комплекса с 33 до 18 метров, чтобы дома не загораживали монастырь, прежде всего башню «Дуло» и церковь Рождества Богородицы. В сократившихся по высоте зданиях совершенно не умещались нужные площади. Тогда архитекторы провели собственный ландшафтно-визуальный анализ, изучив десяток панорам Симонова монастыря с Дербенёвской набережной и Новоспасского моста, причем не только с позиции пешехода (высота горизонта 150 см), но и человека, едущего на машине, взгляд которого расположен ниже (горизонт 124,6 см), и предложили альтернативный вариант: ещё сильнее повысили корпуса, до сорока с лишним метров, но разорвали квартальные каре, расставив корпуса лучами, расходящимися от башни в изящном геометрическом порядке, причем не равномерно, а гибко изменяя направление так, чтобы открыть максимум видов на памятники.Действительно, кварталы загораживали башню практически отовсюду. Но при понижении до 18 метров, даже если взять за скобки потери заказчика в площадях, комплекс растекался по земле сплошным объемом, напоминающим издали глухой забор, над которым шатер башни возвышался несколько неуклюже. Предложив собрать объем компактными модернистскими лучами, авторы добились, с одной стороны, того, что здания загораживают не более 15% видов на памятники. С другой стороны, при восприятии на скорости из окна проезжающего автомобиля будет срабатывать «эффект штакетника»: башню будет видно постоянно – утверждают архитекторы, для которых проведенное исследование и сформулированное смелое предложение стали отдельной частью проекта, не лишенной самостоятельной ценности. Специалисты ЛВА признали прием удачным.
 
В данном случае веер пластин – ключевая идея, изобретение. Все «силовые линии» сходятся к башне, а жилой комплекс, читай: город кланяется памятникам архитектуры, проявляет уважение. Раньше долго-долго отворачивался, уничтожал, загораживал, а тут – стянулся в одну точку и выражает свое почтение. Сама по себе идея расстановки домов по лучам или поперечно улице не нова, это один из любимых приемов классического модернизма, удобный и для инсоляции и для проветривания. Но интересно то, что в данном случае модернистский в своей основе план используется для того, чтобы акцентировать памятники древности. Было бы интересно развить такую мысль в других московских проектах, особенно крупных, «подсобрать» складки города вокруг исторических ценностей, глядишь и город бы стал другим, словно более интеллигентным. Вообще это удивительное свойство «Остоженки» – наделять тонкими чувствами гигантские объемы, архитекторы таким образом как будто бы «учат слонов танцевать». А и что поделать, если городу предлагают в основном слонов.
 
Лучистая концепция
Впрочем актуальную сейчас тему кварталов авторы тоже не оставили – ведь современный дом должен иметь приватный, полузакрытый двор для жильцов – дома-лучи объединились в крупные скобы, открывшись к реке любимыми «Остоженкой» масштабными арками, а в сторону башни – «крыльями» П-образных планов. Такую планировку имеют выстроенные вдоль реки восемь жилых кварталов высотой от четырех до двенадцати этажей. Они вместят 2650 квартир класса «бизнес», «бизнес+» и «премиум». Общая площадь жилой части проекта 251 500 м2, по примерным расчетам здесь сможет поселиться чуть менее 6000 человек. Все здания-кварталы приподняты на стилобатах, где располагаются торговые зоны, социальная инфраструктура, парковки. На кровле стилобатов устроены внутренние дворы, приватные, но тоже не вполне закрытые: из них открывается широкий вид в сторону башни и перспектива поуже, через арку, в сторону реки.
 
Большинство квартир в домах двухсторонние, с большой площадью остекления, что опять усиливает связь с окружающими панорамами. Поворот лучей-корпусов, помимо упомянутых выше видов снаружи–внутрь обеспечивает жильцам как виды на реку, так и на памятник – Симонов монастырь.Архитекторы «Остоженки» также предложили свой вариант транспортный схемы, более удобный, чем запланированный для территории изначально. Сейчас перед территорией Симонова монастыря движение по набережной заканчивается, сворачивая от реки резко влево к Велозаводской улице; между тем согласно городским планам развития трасса Симоновской набережной должна будет продолжиться, разрезая новый район продольно на две части. Это правильные решение для задыхающейся от пробок Москвы. Однако архитекторы показали, что, немного спрямив ее линию можно было бы разместить все жилые дома у реки, не отделяя их напряженной магистралью. За автодорогой в этом случае окажутся монастырь и стадион, и весь жилой комплекс со значительной частью его инфраструктуры примкнет к пешеходной набережной – качество жизни и ценность квартир в нем, безусловно, должно возрасти.
 
Партнер «Остоженки» – специализирующаяся на ландшафтном проектировании британская компания Gillespies провела исследование района и разработала подробный план благоустройства на всех уровнях, от закрытых дворов до прогулочной набережной. Над упомянутой выше автомобильной магистралью Gillespies предложили перекинуть озелененные мостики с велосипедными дорожками. И разработали три основных прогулочных маршрута: от стадиона к пристани на реке спускается «спортивная эспланада»; от монастыря – исторический маршрут (сохранившиеся цистерны Шухова планируется реконструировать в арт-объекты). А между ними петляют дорожки муниципального парка, пешеходные маршруты объединяют весь микрорайон. Предложили даже устроить бассейн.

Вполне естественно возникает вопрос: а как же фасады, почему о них не прозвучало ни слова?! Архитекторы сознательно сосредоточились на объемно-планировочных и композиционных решениях, чтобы наиболее точно показать найденный ими принцип работы с подобными территориями. «Фасад – очень важная категория, но в последнее время он приобретает все большую самостоятельность, и, как нос майора Ковалева, может уже существовать сам по себе. У нас получилась очень непростая форма зданий, со скошенными гранями, выступающими объемами, переменами высот и мы, конечно, предложили свой вариант внешнего оформления, но он как раз не является единственно возможным. Может быть через лет двадцать-тридцать фасады вообще будут сменными, как одежда», – говорит руководитель АБ «Остоженка» Александр Скокан.
 
Ядро этого проекта – вовсе не пластика, а цепочка тщательно проработанных идей по преобразованию сложной территории, требующей одновременно и трансформации, и сохранения. Как это нередко бывает в случае, когда авторов ставят в жесткие рамки между выходом площадей и городскими ограничениями, здесь произошло перераспределение смыслов: ландшафтно-визуальный анализ – предмет, казалось бы, подсобный и вторичный, вышел на первый план и стал сутью, повлек не только дополнительную работу, но и в конечном счете ощутимое изменение целого. Тем замечательнее то, что контуры зданий приобрели не хаотическую «средневековую» зубчатость, а получились довольно-таки цельными и ясными, привели не к бесконечному вырезанию, а сложились в стройную идею.
 
Веер лучей – углов зрения, напоминает солнце, как его рисовал на плакатах Маяковский. Ну что сказать, мастера авангарда тоже вбросили в эфир множество идей, часть из которых начинают ценить только сейчас, а часть, возможно, оценят потомки. Исследование дело важное, когда-нибудь оно сработает; рано или поздно, так или иначе.
 
Источник: